<
 
 
 
 
×
>
You are viewing an archived web page, collected at the request of United Nations Educational, Scientific and Cultural Organization (UNESCO) using Archive-It. This page was captured on 22:24:11 Sep 26, 2020, and is part of the UNESCO collection. The information on this web page may be out of date. See All versions of this archived page.
Loading media information hide

SUMMARY
VERSION

Задачи 4.a Инфраструктура образования и учебная среда

Chandaria Primary School building in Kenya.

Credit: Kate Holt/UNESCO

Задачи 4.a Инфраструктура образования и учебная среда

Школьная инфраструктура с трудом поддается оценке в силу того, что включает много составляющих. Однако обследования школ показали, что состояние физической инфраструктуры зачастую препятствует учебному процессу в странах с любым уровнем дохода; прежде всего это относится к школам в районах с низким социально-экономическим статусом. Результаты третьего Регионального сравнительно-пояснительного исследования в Латинской Америке, проведенного в 2013 г., показали, что школы, подключенные к водоснабжению и располагающие санитарными блоками, посещали четыре пятых учащихся третьего класса из наиболее обеспеченных семей и лишь одна треть наименее обеспеченных учащихся.

Во многих более бедных странах начальные школы не электрифицированы. В странах Африки к югу от Сахары электричество есть только в 22% начальных школ. Диспропорции существуют также в вопросах доступа к технологиям и интернету как между странами, так и в рамках самих стран: доступ сельских школ ниже, чем городских (диаграмма 15).

В 72 из 148 стран доступ к снабжению питьевой водой имели менее 75% начальных школ. Базовыми санитарными условиями были обеспечены менее 50% школ в 24 странах из 137, в том числе в 17 странах Африки к югу от Сахары.

Учащиеся-инвалиды по-прежнему сталкиваются с такими проблемами, как нехватка оборудования для обеспечения мобильности, неправильно спроектированные здания, отсутствие учебных пособий и неадекватная учебная программа. В странах, включающих Сербию, Турцию и Южную Африку, на работе более чем 35% школ сказывается нехватка ресурсов.

С 2004 г. резко возросло число нападений на школы, причем в непропорционально большой степени – в Южной Азии, Северной Африке и Западной Азии. В 2005-2015 гг. армии и вооруженные группы использовали учебные заведения в военных целях, по меньшей мере, в 26 странах.

В 2005-2015 гг. армии и вооруженные группы использовали учебные заведения в военных целях, по меньшей мере, в 26 странах

ДИАГРАММА 15: Более низкий доступ сельских школ к интернету

ВАЖНЕЙШАЯ РОЛЬ БОРЬБЫ С ГЕНДЕРНЫМ НАСИЛИЕМ В ШКОЛАХ

Борьба с гендерным насилием в школах требует эффективных законов и политики, надлежащих учебных программ и материалов, подготовки педагогов и оказания им поддержки, сотрудничества сектора образования и других заинтересованных сторон, а также мониторинга и оценки.

Странам надлежит ввести законодательные меры для целенаправленной защиты учащихся от насилия, совершаемого взрослыми в отношении детей, а также между сверстниками, и для обеспечения подотчетности в этом вопросе. К числу стран, где приняты законы, содержащие конкретные ссылки на проблемы насилия в школе, относятся Перу, Швеция, Фиджи и Финляндия. Кодексы поведения для учителей должны эксплицитным образом касаться проблем насилия и злоупотреблений, четко устанавливая санкции, согласующиеся с правовыми рамками.

Законы и политика не всегда осуществляются на практике. Многие страны не решают задачи проведения политики в жизнь, выделения достаточного объема ресурсов или привлечения поддержки со стороны таких важнейших структур, как полиция. Заинтересованные стороны на местах часто не владеют информацией о своих правах и обязанностях.

Механизмы представления отчетности должны восприниматься как надежные и обеспечивать конфиденциальность в отношении пострадавших лиц. Педагогов следует готовить к тому, чтобы они умели выслушивать учащихся, сообщающих о происшедших инцидентах, и оказывали им помощь и поддержку. В Малави после проведения подготовки учителей их информированность в вопросах сексуальных домогательств в отношении девочек возросла с 30% до 80% и в отношении мальчиков – с 26% до 64%. Тем не менее, школьный персонал плохо подготовлен к принятию необходимых мер. В Соединенных Штатах менее одной трети учащихся из числа лесбиянок, гомосексуалистов, трансгендеров/ транссексуалов или интерсексуалов, сообщивших о случаях их преследования, оценили действия персонала по решению проблемы как эффективные.

Половое просвещение, рассматривающее вопросы сексуального разнообразия и гендерной идентичности/гендерного самовыражения, может улучшить атмосферу в школе, как, например, в Нидерландах. Программы полового просвещения зачастую не выходят за рамки сексуального и репродуктивного здоровья и не касаются вопросов гендерной динамики.

Программы обучения, поощряющие критический подход мальчиков и молодых мужчин к поведению и нормам гендерного характера, в том числе в Индии, дают многообещающие результаты, содействуя пониманию и формированию жизненных установок, уменьшающих распространенность случаев насилия. Внеклассная деятельность, например, школьные клубы и спортивные занятия, может служить дополнением к учебной работе в деле формирования позитивных гендерных представлений.

See previous year’s report on Target 4.a